Зарождение парламента

В период несовершеннолетия Генриха III баронская партия, одержавшая в долине Раннимед победу, вела от имени короля все дела государства. Уильям Маршалл, де Бург и архи­епископ Лангтон были, повидимому, людьми не без способностей; под их руководством, не встречая противодействия, сплотились бароны; в результате значение Великого совета как центра госу­дарственного аппарата сильно возросло. У баронов был опыт в административных делах, и это помогло им действовать как единой группе, стремиться уже не к достижению личного могуще­ства в своих феодальных владениях, а к установлению собствен­ного объединенного управления всем государством. Когда Генрих достиг совершеннолетия и сделал попытку взять бразды правления в свои руки, борьба вспыхнула снова. Неопытность Генриха сочеталась с заносчивостью, мешавшей ему сознавать свою слабость, а легкомысленная расточитель­ность в момент, когда цены непрерывно росли, приводила к бес­конечным требованиям денег. Сам король всецело находился под влиянием иностранных друзей своей жены-француженки, им он раздавал земли, которые, по мнению баронов, следовало сохранить за английской короной, и должности, которые, по их мнению, сле­довало предоставить английской знати. Духовенство забрало при Генрихе такую силу, как ни при одном короле со времени Эдуарда Исповедника; именно в царствование Генриха Англия преврати­лась для римских пап в главный источник доходов: эти доходы папство получало и от прямых налогов и от предоставленной ему возможности беззастенчиво продавать церковные должности тому, кто больше даст—будь то англичанин или иностранец.

Комментарии запрещены.

В контакте - попутчики на отдых. Лучшие ночные клубы Москвы. Путешествие в Луксор (Египет)