Владелец гайды

Теоретически был все еще свободным воином, но, когда войны участились, гайды уже не было достаточно для того, чтобы с нее можно было снарядить воина, и наряду с керлом, владельцем гайды, мы встре^ чаем уже и тэна, потомка профессионального воина, который полу* чил от короля жалованную грамоту на гораздо более обширный надел (или сам расчистил его для себя)—обычно не менее пяти гайд (240 га), а нередко и гораздо больше. Керл мог все еще нести службу в ополчении в случаях крайней необходимости, однако в обычное время сражения велись тэнами и их дружинниками. Здесь уже начинается лежащее в основе феодальной системы, пока еще грубое, разделение труда между теми, кто сражается в битвах, и теми, кто трудится на полях.

Очень скоро тэн приобрел власть над своими более слабыми соседями. Времена были неспокойные, центральная государствен­ная власть только еще зарождалась, и земледелец вынужден был соглашаться на выполнение различных работ или на уплату нату­ральной ренты за покровительство тэна и его дружины. Среди керлов начался интенсивный процесс социального расслоения. Некоторые преуспели и стали тэнами, но большее число нищало; площадь среднего земельного надела свободного крестьянина сокращалась. Гайду—участок, который можно было обработать большим плугом с восемью волами,—легко было делить, но не более, чем на восемь частей. Обычным наделом крестьянина земледельца в позднюю англо-саксонскую эпоху становится уже не гайда, а виргата—надел, обрабатываемый двумя волами (12га), или же бовата—надел, обрабатываемый одним волом (6 га).Помимо этого возникает многочисленный слой земледельцев, имеющих гораздо меньшие участки—от 0,8 до 2 га. Эти наделы уже не могли быть частью общинного поля—они были слишком малы, чтобы содержать вола, который нужен был для участия в общинной пахоте.

Комментарии запрещены.

В контакте - попутчики на отдых. Лучшие ночные клубы Москвы. Путешествие в Луксор (Египет)