Последователи Уиклефа

Некоторые, не будучи столь изощрен­ными богословами, делали из его учения социальные выводы, которых не смог сделать он сам. Наиболее смелым и революционным Уиклеф был именно в своих чисто теологических ересях, и каждое т
его еретических положений имело политическое значение, все они если не по форме, то по значению и содержанию были анти­клерикальными, антифеодальными и демократическими. Они про­возглашали свободу мнений в вопросах религии, идею, что благо­честивый мирянин так же близок к богу, как любой священник. Поэтому приверженцы Уиклефа отвергали таинство пресуществле­ния и считали неправильным причастие мирян исключительно хлебом (вино оставалось лишь для священника). Подобно всем протестантам, Уиклеф учил, что церковные таинства имеют неболь­шое значение по сравнению с проповедями и изучением священного писания. Он или его ближайшие ученики сделали первый перевод библии с латинского на английский язык, и вскоре лолларды уже читали и толковали ее во всех уголках страны. И, наконец, он заявил, что лучше человеку вести праведную и деятельную жизнь в миру, чем запереться в монастыре.

Эти идеи вскоре лишили Уиклефа поддержки его высокопоста­вленных покровителей, его теории были осуждены, и сам он изгнан из Оксфордского университета—первого центра лоллардизма. Это привело к тому, что лолларды рассеялись по всей стране и из оторванных от жизни теологов превратились в странствующих народных проповедников. Они находили сочувствующую ауди­торию среди мелких джентри, йоменов и особенно среди ткачей Восточной Англии, т. е. всех тех классов, которые впоследствии были главной опорой Кромвеля.Влияние лоллардов росло так быстро, что в 1382 г. палата общин потребовала у короля и палаты лордов отмены ордонанса, облегчавшего аресты еретиков. В их резолюции говорилось:

Комментарии запрещены.

В контакте - попутчики на отдых. Лучшие ночные клубы Москвы. Путешествие в Луксор (Египет)