Монархия

Однако, поскольку сама в слишком большой степени была продуктом феодализма и сохранила еще слишком много феодальных пережитков, она, достигнув определенной точки, стала главной помехой буржуазной революции, центром, вокруг которого сплотились все реакционные силы, готовящие революции решительный отпор. В этой связи поворот в отношениях католи­ков и пуритан к короне, происшедший в первом десятилетии XVII в., приобретает особое значение. Теперь совершенно оче­видно, что буржуазия могла развиваться не в союзе с короной, а только находясь к ней в оппозиции. Для людей XVII в. все это, конечно, не было так уж просто и ясно, но необходимость давила на них, являясь в виде бесчисленных, на первый взгляд друг с другом не связанных вопросов, и подводила к решениям, осуществление которых означало в своей совокупности истори­ческий прогресс всего класса. Когда к 1600 г. условия, породившие тюдоровское равновесие, исчезли, история, казалось, открыла два взаимоисключающих пути, и тот, по которому в конечном счете пошло развитие, вряд ли мог показаться наблюдателю тех времен наиболее подходящим. Государственная машина, прослужившая до этого целое столетие, все более не соответствовала сложным и многообразным нуждам жизни народа. Возник вопрос: кто создаст и возглавит необхо­димый государственный аппарат нового типа? По всей Европе феодализм уступал дорогу бюрократическому деспотизму, наи­более совершенный пример которого являла Франция. Независи­мая власть феодальной знати была подорвана, однако это про­изошло без участия какого-либо иного класса, способного занять ее место; между тем в результате бесконечных войн в руках королей оказались могучие регулярные армии.

Комментарии запрещены.

В контакте - попутчики на отдых. Лучшие ночные клубы Москвы. Путешествие в Луксор (Египет)