Власть

Оппортунистический союз пресвитериан и рояли­стов

Совершенно получил поддержку от вторгшихся шотланцев. Восстание было сильнее всего в графствах Эссекс и Кент—когда-то оплот парламента,—находившихся теперь под влиянием лондонских пресвитериан. Вспыхнувшее здесь восстание было разгромлено Ферфаксом. Читать далее

Английские моряки

Будучи еще недостаточно сильными для того, чтобы бросить вызов Испании и Португалии в районах, где эти страны закрепи­лись, вынуждены были искать для себя новые пути. В 1497 г. Джон Кабот, генуэзский моряк на службе у англи­чан, вышел из Бристоля, открыл Ньюфаундленд и поплыл вдоль части североамериканской береговой линии. Читать далее

Сущность всего конфликта

В этом и причина того, что Стюарты всегда не ладили с парла­ментом в налоговом вопросе. Корона претендовала на право взимать налоги, ибо это было, по ее мнению, необходимо для управления государством. Палата же общин претендовала на право платить ровно столько, сколько, по ее мнению, было необ­ходимо для управления государством. Читать далее

Порох

Он имел значение вначале только при осаде крепостей, феодальный замок переставал уже быть неуязвимым. Лишь к концу средневековья появилось ручное огнестрельное оружие — мушкет. Впервые его употребили в Германии, а в Англию занесли иностранные наемники Эдуарда IV во время войн Алой и Белой розы.

Читать далее

Экономические развитые области страны

Парламент пользовался наибольшим влиянием в городах, а также в районах Востока и Юга, т. е. в самых богатых и наи­более. Он, кроме того, располагал поддержкой флота и контролировал почти все порты, а через них и всю внешнюю торговлю. Это обстоятельство давало большие преимущества оппозиции, так как парламент мог уста­новить на продолжительное время высокие налоги и финанси­ровать войну организованным путем, в то время как король мог рассчитывать лишь на щедрость отдельных лиц, помогавших ему, и был совершенно лишен возможности получить какую — либо помощь из-за границы. Читать далее

Сельское хозяйство Восточной Англии

Оно носило смешанный характер: овцеводством в ней занимались не за счет сокращения посевной площади, и здесь большие пространства земли специально не отводились под пастбища для овец, как это делалось в экспорти­рующих районах. Шерсть здесь была низкого качества; шерсть Суффолка значилась последней в списке, составленном в 1454 г., в котором было перечислено 44 сорта шерсти. Платили за нее только 52 шиллинга за тюк, в то время как лучшая херефорд­ская шерсть стоила 260 шиллингов. Норфолкскую шерсть даже не сочли нужным внести в этот список. Эта шерсть была такого низкого качества, что она не могла найти себе сбыта за границей. Поэтому с давних времен из нее на месте выделывали грубые ткани. Вероятно, потому, что она, не предназначалась для экспор­та и не требовалась в больших количествах, здесь меньше, чем в других местах, стремились улучшить породу овец. Географическое положение Восточной Англии вызывало у фла­мандских ремесленников стремление селиться здесь, и, как мы уже видели, такие поселения начались немедленно после норман­ского завоевания. Читать далее

Пиратские набеги

Во время одного из таких и был разграб­лен Линдисфарн; однако для Англии в целом это был пока еще единичный случай. Пути движения скандинавов перестают быть непонятными, если усвоить один простой принцип, по которому они действовали: хотя они и были готовы к битвам, они искали не битв, а поживы, и их набеги были направлены туда, где можно было рассчитывать на хорошую добычу и не встретить при этом серьезного сопротивления. В 800 г. таким местом была Ирлан­дия, которая избегла нашествия и римлял, и англичан и которая обладала культурой богатой и самобытной и была почти настолько же беззащитна, как перуанские инки времен Писарро. Не следует забывать, что в те далекие времена Ирландия была главной золотодобывающей страной Западной Европы. И хотя междоусобицы среди отдельных племен Ирландии были нередки, но воины Ирландии не могли тягаться со свирепыми и хитрыми скандинавами.

В первые годы IX в. скандинавы были заняты грабежами Ирландии. Когда страна была опустошена настолько, что набеги эти уже не давали пиратам большой добычи, их длинные суда устремились к югу, туда, где лежала обширная, Читать далее

Сессии пар­ламента

«Поскольку ткачи этого королевства на настоящей, так же как и неоднократно ранее, жаловались на то, что богатые и состоятельные суконщики всячески их притесняют: некоторые суконщики устанавливают и держат у себя дома различ­ные ткацкие станки, на которых работают поденщики и неква­лифицированные люди, что наносит ущерб большому количеству ткачей, их женам и хозяйству; некоторые собирают у себя ткацкие станки и отдают их в аренду по таким невероятно высоким ценам, что бедные ремесленники не могут прокормить ни себя, ни, тем более, своих жен, родных и детей; некоторые платят за ткачество и за обработку сукна гораздо меньше, чем они платили раньше…»— акт ограничил число станков, которые суконщику разрешалось иметь у себя дома, и, повидимому, развитие промышленности, выходящей за рамки домашнего производства, было приостанов­лено. Вероятно, добавочные барыши, которые можно было получить путем концентрации, были не настолько велики, чтобы можно было вытеснить домашних ткачей; применявшиеся же машины были не настолько дорогостоящими, чтобы суконщики Читать далее

Транспортируемые това­ры

В основном торговля была односторонней, поскольку Европа не имела таких легко, пригодных для экспорта, и была вынуждена платить за товары золотом и серебром, уменьшая свой и без того недостаточный запас драгоценных металлов. Государственные деятели смотрели с большим неодобрением на торговлю с Востоком, считали ее без­нравственной растратой ценностей в обмен на предметы роскоши. Для купцов же Италии и Ганзы, которые получали товары лорейн­скому продолжению средиземноморских путей, а также и через Россию, такая торговля была исключительно выгодной. Каждый переход представлял собой ревниво охранявшуюся монополию какого-нибудь города или группы, которые устраняли всех кон­курентов в случае надобности даже вооруженной силой. В XV в. этим путям угрожали монголы, захватившие большие территории России, и турки, изгнавшие арабов из Малой Азии и в 1453 г. захватившие Константинополь. Дорога через Египет, хотя и не была перерезана, находилась под угрозой. Хотя эти сухо* путные дороги еще сохранялись, риск перевозок по ним значительно усилился, фрахт увеличился, а барыши уменьшились. Читать далее

Иезуит­ские священники

Они призывали католическую знать и мелкое дворян­ство к бунту, за что их ловили и вешали. В 1577 г. Дрейк отпра­вился в свое кругосветное путешествие и возвратился с богатой добычей. В 1580 г. испанский отряд высадился в Ирландии, но был взят в плен и перебит у Смервика. Елизавета посылала гол­ландцам солдат и деньги в количествах, необходимых для под­держки восстания, однако не так много, чтобы дать запутать себя прочно и отрезать себе пути к отступлению. В 1584 г. перед Елизаветой встала новая дилемма. Был убит вождь восстание в Нидерландах Вильгельм Оранский, и голланд­цы прислали послов, прося у Англии согласия на объединение с ней. Согласие означало бы открытую войну. Отказ вероятнее всего привел бы к подчинению голландцев Испании и к потере Англией союзника. Как всегда, Елизавета воздерживалась от определенного ответа, пока это было возможно. Когда же она реши­лась ответить отрицательно, она одновременно с этим направила в Голландию усиленный отряд «добровольцев» под командованием своего любимца графа Лейстера, пытаясь помешать окончанию войны. Читать далее