События

Упадок феодального строя и развитие торговли

Это привели к изме­нениям в системе обложения, что имело для страны серьезные последствия. В норманские времена король, как и любой барон, жил «на свои собственные средства». Только при особых обстоя­тельствах принято было взимать специальные налоги, и сначала это были земельные налоги. Читать далее

Англий­ские власти

Однако в Ламанше и в Северном море базировался флот не­определенного подданства, неофициально поддерживаемый в Дувре, где находился его штаб. Флот состоял из голландских, английских и частично гугенотских судов, кото­рые хозяйничали в проливах и совершали повсюду нападения на испанские и французские суда. Подобные нападения соверша­лись и другими силами, базировавшимися в портах Девона и Кор­нуэлла и гугенотской крепости Ларошели, они захватывали испанские торговые суда и даже угрожали Вест-Индии. Официаль­но между Англией и Испанией был мир, однако английское пра­вительство участвовало в дележе добычи, награбленной этими каперами, а иногда даже предоставляло им суда королевского флота. Когда же, наконец, в 1572 г. Читать далее

Царствование короля Эгберта

Вскоре после 800 г., в, Уэссекс начинает опережать соперничавшие с ним государства, однако тенденция эта так и не получила окончательного завершения до скандинавского нашествия,, которое изменило весь ход событий. Вся тяжесть этого нашествия обрушилась прежде всего на Мерсию и Нортумбрию, которые вскоре были разгромлены. Это освободило Уэссекс от его давнишних противников, поставив лицом к лицу перед новым и куда более грозным врагом. случае. Читать далее

Двухстороннее развитие

Это иллюстрируется цифрами, показыва­ющими уменьшение экспорта шерсти наряду с увеличением экспорта сукна. В 1354 г. было экспортировано менее 5 тыс. кусков сукна; в 1509 г.—80 тыс и в 1547 г.—120 тыс. кусков. С другой стороны, во времена царствования Эдуарда III пошлины на экспортирующуюся шерсть равнялись примерно 68 тыс. ф. ст.; в 1448 г. эта цифра сни­зилась до 12 тыс. ф. ст. Читать далее

Высокая стоимость железа

Она была одной из наиболее серьезных помех в развитии сельского хозяйства, и на земледельческие орудия расходовали его крайне экономно. Бороны, например, были почти всегда дере­вянные, а в плугах только лемеха и резаки делались из железа. Шерсть и холсты были тоже непомерно дороги. В балладе «Ста­рый плащ» почтенный человек говорит о своем плаще, как о пред­мете, служившем ему всю жизнь, и нередко одежда переходила по завещанию из поколения в поколение. В Англии делали только самые грубые ткани, более тонкие вывозили из Фландрии. Точно так же обстояло дело и в других областях хозяйства, — хотя по побережью, например, и выпаривали небольшое количество соли, но большую часть потребляемой соли поставляли юго-западные области Франции. После норманского завоевания появился целый ряд новых статей импорта. Дорогие ткани начинают появляться в большем количестве и разнообразии, ввозятся вина из Гаскони, пряности с Востока, и, что самое удивительное, импортируется в значитель­ном количестве такой громоздкий предмет, как строительный камень. На строительство многих норманских замков и церквей по берегу Читать далее

Новый король Генрих IV

Он  принужден был, следовательно, заискивать перед джентри и средними сословиями горожан, и на всем протяжении средневековья парламент не был так влия­телен, как в период правления этого короля. Для того чтобы заручиться поддержкой палаты общин, необходимо было попы­таться покончить с анархией крупных феодалов. Однако своим королевским титулом Генрих был в значительной степени обязан их поддержке, а взамен они рассчитывали получить еще большую свободу действий. В результате в 1403 г. вспыхнуло всеобщее восстание пограничных лордов на Севере и Западе под руковод­ством графа Нортумбрийского и Мортимера, графа Марчского, который по родству был к Эдуарду III ближе, чем сам Генрих. Восставших поддерживали шотландцы, а также уэльсцы, усилив­шиеся при Оуэне Глендоуэре и уже на протяжении целого поко­ления пользовавшиеся независимостью. И только недоверие, которое испытывали друг к Другу эти союзники, и грубые военные ошибки, которые они непрерывно совершали, дали возможность Генриху разгромить их в битве при Шрусбери. В оставшийся период своего правления Читать далее

Инструмент королевской тирании

Никто также не понимал, что уничтожение Долгим парламен­том Звездной палаты, Высокой комиссии и других судов, осно­ванных на прерогативе, уже само по себе являлось малой рево­люцией. Имелось в виду лишь уничтожение учреждений, ставших. На деле же была перерезана главная артерия всего старого государственного аппарата. Корона, Тайный совет, суды, основанные на прерогативе, мировые суды—все это являлось единой живой цепью. И вот из нее удалили звено, связывавшее центральный орган с периферией, после чего ни Тайный совет, ни мировые суды уже не могли восстано­вить своего былого значения. Возникла необходимость создания нового государственного аппарата, уже не вокруг Тайного совета, ответственного перед королем, а вокруг кабинета, ответственного перед заседавшей в парламенте буржуазией и обладающего новой, более гибкой системой финансов и местного самоуправления. Опять-таки лишь немногие члены Долгого парламента в 1640 г. были республиканцами, и мало кто п ышлял о чем-нибудь, кроме ограничения власти короны. Те республиканцы, которые и были в то время, мечтали не о демократической Читать далее

Времена «черной смерти»

Огораживания не явились чем-то новым. Они проводились бес­прерывно, начиная со и нет оснований полагать, что в первой половине XVI в. они стали более частым явлением, чем в середине XIV в. Они проводились не во всей стране, и там, где их проводили, огораживалась не вся земля. До конца XVII в. большие пространства земли представляли собой открытые поля. Но все же тюдоровские огораживания имели решаю­щее значение. Количественный переход земли от открытого поля к огороженному и от пахотной земли к пастбищам, продолжавший­ся беспрерывно до этого времени, приобретает характер качествен­ного изменения: начинается повсеместная экспроприация крестьян. Это изменение совпало с увеличением населения примерно до пяти миллионов. 5 млн. человек можно считать максимальным числом, которое могла прокормить земля при существовавших тогда спо­собах обработки. При этих обстоятельствах огораживания, про­водившиеся в таких размерах, что раньше они могли пройти почти незаметно, неизбежно приводили теперь к гибельным соци­альным переменам. Далее, эти перемены совпали с началом роста цен, Читать далее

В апреле 1640 г. был созван Короткий парламент

Который просуществовал всего две недели. Вместо того чтобы утвердить требуемые ассигнования, парламент под руководством Пима начал вырабатывать петицию против войны с Шотландией и был сейчас же распущен. Была собрана довольно разношерстная армия и двинута на север, где шотландцы уже успели захватить дсю территорию Нортумберленда; шотландцы были слишком сильны, чтобы их можно было атаковать. В армии шотландцев было много старых испытанных воинов, сражавшихся волонте­рами в Тридцатилетнюю войну, и даже Карл смог понять, что всякая попытка атаковать такую армию плохо обученными войсками, среди которых уже началось брожение, неизбежно приведет к катастрофе. Было заключено перемирие, Карл обещал уважать религиозные и политические свободы шотландцев, а также уплатить большую контрибуцию за отвод шотландской армии из Нортумберленда. В ожидании этой уплаты шотландцы оста­лись в Ньюкасле.

В довершение всего Карл исчерпал все предоставленные ему кредиты у банкиров. Взять снова взаймы он мог лишь в случае предоставления определенных гарантий, а для этого необходимо было утвердить налоги, что мог сделать Читать далее

Ресурсы парламента

Это поражение, правда, было не так серьезно для парламента, как Марстон-Мур для короля, по двум причинам. Во-первых, были настолько велики, что ему почти ничего не стоило укомплектовать армию свежими силами. Одним из важнейших, сохранивших надолго свое значение результатов гражданской войны была полнейшая перестройка и модернизация всей финансовой системы государства. Буржуазия через парла­мент с готовностью облагала себя налогами в таких размерах, которые в условиях монархии показались бы ей невероятными; правда, она старалась переложить основную тяжесть налогообло­жения на плечи низших слоев населения. Был установлен спе­циальный акциз на большую часть товаров потребления, а старый имущественный налог, принявший форму многочисленных «суб­сидий» на общую сумму в 70 тыс. фунтов стерлингов и взимав­шийся на основе традиционной, но к этому времени совершенно произвольной раскладки, был пересмотрен, и были установлены новые, более справедливые нормы обложения. Эти налоги стали основой государственного бюджета и придали государственному Читать далее