Культура

Авторитет правого крыла парламентаристов

Во-вторых, лостуитиелское поражение подорвало, и под давлением со стороны партии, требовавшей решительных действий, парламент был вынужден реорганизовать свои силы и предоставить большую власть «Армии нового образца» и ее индепендентским лидерам. Парламент с яростью обрушился на Эссекса и Манчестера, что привело к принятию «Ордонанса о самоотречении», в соответствии с которым все члены обеих палат слагали с себя обязанности по командованию армией и вся армия передавалась под центра­лизованное командование во главе с Ферфаксом. Ведущая роль в этой атаке принадлежала Кромвелю, который добился для себя огромных преимуществ. Как члену парламента ему следо­вало подать в отставку, но Ферфакс, действуя, вероятно, по пред­ложению Кромвеля, заявил, что содействие Кромвеля крайне необходимо, и настаивал на оставлении его в армии в качестве командующего конницей и помощника командующего всей армией. Это ставило Кромвеля в совершенно исключительное положение. Выступая в палате общин от имени армии, а в армии от имени палаты, он мог держать в своих руках как ту, так и другую. Читать далее

Французские короли

Стюарты, дрекрасно видевшие эту тенденцию за границей, вполне сознательно решили следовать примеру. Со своей стороны парламент, хотя и менее ясно видев­ший эту опасность, стремился со всей решимостью отвратить ее. А некоторые особенности внутреннего положения в Англии способствовали развертыванию борьбы.

Во-первых, Англии не приходилось вести столь продолжи­тельные войны, к тому же те войны, которые она вела, носили морской характер, и, таким образом, это исключало возможность создания регулярной армии, без которой немыслим настоящий абсолютизм. Во-вторых, в связи с тем, что монархия Тюдоров была фактически основана на добровольном союзе, каждая из сторон которого нуждалась в поддержке другой стороны, в стране были сохранены и приспособлены к новым условиям парламентские формы, возникшие еще в средние века при совер­шенно иных условиях, а доход короны все еще оставался в основ­ном феодальным по своему характеру и был далеко не достаточ­ным ресурсом. Буржуазия готова была делать для Тюдоров все что угодно, только не платить больших налогов. Читать далее

Ополчение Мерсии

Значе­ние его было настолько велико, что в 1016 г. отказалось выступить против датчан, «если его не поддержат горожане Лондона». Год за гоДом Лондон отражал датчан от своих стен и сдался только, когда сопротивление прекратилось уже повсюду. О богатстве Лондона можно судить по тому факту, что при выплате большого взноса датских денег в 1018 г. на Лон­дон пришлась сумма в 10 500 фунтов, т. е. более одной восьмой всей суммы, заплаченной Англией. Когда в 1018 г. сын Свена Канут стал королем Англии, так же как и Норвегии и Дании, казалось, что будущее Англии свя­зано со скандинавскими странами, а не с Францией. Однако социальный строй северных народов все еще был в значительной степени родовым и не подходил для создания устойчивой импе­рии. Достигнутое на время политическое объединение этих стран слишком во многом обязано было индивидуальным качествам короля и закончилось после его смерти. И только когда энергия северян соединилась с феодальными институтами Франции, она смогла создать предпосылки для развития постоянной госу­дарственной власти. Дальнейшим шагом вперед явилось Читать далее

Шотландский престол Роберта Брюса

Через несколько лет Роберт Брюс, внук претендовавшего в 1286 г. на, с большим дипло­матическим искусством переходивший то на одну, то на другую сторону, нашел возможность использовать народное движение в своих личных интересах. Он короновался в Сконе короной шотландских королей и в течение нескольких лет успешно вел партизанскую войну. Это оказалось возможным, ибо, хотя Эдуард и мог собрать армию достаточно сильную, чтобы разбить любое сопротивление, он не мог при существовавших способах передви­жения и при наличии обширных пространств диких земель, отде­ляющих Англию от Шотландии, содержать такую армию в по­стоянной боевой готовности. Постоянный гарнизон, насчитываю­щий около 2 тыс. человек, мог удержать лишь несколько главных городов и замков. В 1307 г. Эдуард повел в Шотландию еще одну армию и умер в походе. Партизанская война не прекращалась, и в следующее правле­ние один за другим переходили замки в руки шотландцев, пока, наконец, у англичан не остался только Стерлинг. В 1314 г, Эдуард II двинулся на помощь с самой большой армией, какая только когда-либо покидала пределы Англии, и был наголову Читать далее

Суконщики

Они начали с того, что стали продавать пряжу ткачам и покупать у них уже готовое сукно. Вскоре суконщики контроли­ровали уже все процессы. Они покупали шерсть, раздавали ее прядильщикам, в основном женщинам и детям, работавшим у себя на дому, снова забирали ее у них, передавали ткачам, красиль­щикам, валяльщикам и ворсовщикам, причем они предпочитали расплачиваться за отдельные процессы по установленным сдельным ценам, вместо того чтобы продавать и вновь покупать это же сукно после каждого процесса выработки. В статуте 1465 г. отра­жена подробная картина всего процесса и имеются сетования на обман со стороны ткачей, указывающих фальшивый вес. Этот статут примечателен также как первый закон, ограничивающий си* стему оплаты труда товарами. Им предусматривалась выплата заработной платы «настоящими, имеющими законное хождение деньгами», а не «булавками, кушаками и другими неходовыми изделиями». Барыши были обычно большими и накопление капитала быстрым. По мере того как такая же промышленность, что и в Восточной Англии, начала создаваться в Сомерсете, Читать далее

Правящий феодальный класс

В результате создался, который был еще опутан родовыми традициями. С каждым новым поколе­нием Фитцжеральды все больше становились похожими на ирланд­цев, а де Бурги не замедлили превратиться в Берков. Если не счи­тать их каменных замков и одетых в броню вассалов да еще фео­дального привкуса в земельных законах, мало что отличало завое­вателей от коренных ирландцев—О’Конноров и О’Доннелей Запада. Отличие это казалось совсем ничтожным по сравнению с пропастью, отделявшей их всех от англичан Пейла—укреплен­ного района вокруг Дублина, который непосредственно упра­влялся из Англии. Все попытки использовать Пейл как базу для дальнейшей экспансии наталкивались на неистовое сопротивление как кельтов, так и англо-ирландцев, и район этот так и оставался всего-навсего аванпостом до тех пор, пока покорением Ирландии серьезно не занялись уже Тюдоры. Попытки дальнейшей экспансии обречены были на неудачу, вероятно, потому, что не было возможности содержать на таком большом расстоянии от метрополии большую постоянную армию, которая была для этого необходима, а также потому, что не было средств Читать далее

Условия борьбы

При этом следует отметить, что были проди­ктованы деятельностью Долгого парламента. Карл уже не мог опереться на права короля как «божьего помазанника» или открыто бороться за достижения своих подлинных целей. Он теперь вынужден был говорить языком своих противников, используя таланты конституционного монархиста Гайда при составлении официальных воззваний к народу. В одном из таких воззваний он заявлял:

«Я желаю управлять в соответствии с известными законами страны и желаю, чтобы свобода и собственность подданного охра­нялись с их помощью так же заботливо, как его справедливые права. И… я торжественно и честно обещаю перед богом поддер­живать справедливые привилегии и свободу парламента… а осо­бенно соблюдать неприкосновенность законов парламента, одоб­ренных мною».Хотя совершенно ясно, что все это было только притворством, интересно, однако, сопоставить язык приведенных строк с речью судьи Финча, произнесенной за несколько лет до этого. Такая умеренность в выражениях, естественно, привлекала к королю многих из тех, кто при иных условиях не стал Читать далее

Сельская община

С ранних времен поселения англичан характеризует порази­тельная двойственность, проистекающая из переходного состоя­ния от родового строя к тому, что мы должны теперь начать назы­вать феодальной организацией. С одной стороны, мы имеем гайду, форму, характерную для рядовой организации, с другой же— сельскую общину, чисто территориальную единицу, не обязатель­но связанную с родом. Именно рост сельской общины, направле­ние этого роста, а также развитие социальных классов внутри об­щины составляют внутреннюю историю периода между англий­ским и нормандским завоеваниями. По всей Англии, исключая Кент, гайда, так же как и до нее гвели, была земельным наделом, принадлежавшим обычной кре­стьянской семье. Он составлял приблизительно участок пахотной земли, который мог быть возделан в течение года одной упряжкой в восемь волов. Не так легко, однако, определить точное коли­чество акров, содержащихся в одной гайде. В Восточной Англии была распространена, повидимому, гайда площадью 48 га, а в дру­гих районах она могла быть не более Читать далее

Развитие английской револю­ции

Момент, когда Кромвель и гранды в основном одобрили «Со­глашение», был наивысшей точкой Если движение левеллеров предвосхитило многие требова­ния чартистов XIX в., в XVII в. оно не имело крепкой поддержки. Это было движение обреченного класса, класса независимых фермеров, которые, за исключением немногих счастливцев, на протяжении двух последующих столетий были один за другим раздавлены ростом крупного капиталистического сельского хо­зяйства. И хотя они пытались протянуть руку городским ремес­ленникам, особенно в Лондоне, эта попытка была лишь первым шагом по пути установления контакта с массами наемных рабо­чих. И если мы не можем не восторгаться мужеством и неиссякае­мой энергией левеллеров, если мы не можем не симпатизировать их борьбе за демократическую республику, мы в то же время должны признать, что они, подобно якобинцам во времена фран­цузской революции, завели движение слишком далеко, и поэтому завоеванные ими рубежи не могли быть закреплены надолго, но даже и временный их захват способствовал общему прогрессу. Для столь радикального, крайне левого пути развития революции еще не было Читать далее

Ход реформации

Прежде чем рассматривать, следует сказать несколько слов о характере аппарата, с помощью которого монар­хия Тюдоров правила страной. Хотя Тюдоры и опирались на буржуазию, как на своего глав­ного союзника, услугами парламента они пользовались мало. Пар­ламенты созывались время от времени, для того чтобы вотировать налоги, и в особых случаях, когда в них нуждались (например, для легализации разрыва с Римом). Но парламенты не проявляли большой независимости, не выказывали живого интереса к чему — либо, и против долгих промежутков между их сессиями не было никаких протестов. Тем не менее конституционные парламентские формы должным образом соблюдались, и именно потому, что со стороны парламента Тюдорам нечего было опасаться, теорети­чески его власть даже возросла. В 1589 г. сэр Томас Смит заявил: «Наивысшая и абсолютная власть в английском королевстве заключена в парламенте… Парламент отменяет старые законы, издает новые, отдает приказы о том, что уже произошло, и о том, что еще должно произойти, меняет права и собственность Читать далее